Два в одном: о билингвах и билингвальном образовании


Глобализация и быстрое развитие технологий привели к росту взаимодействия между людьми разных стран и культур. Многие страны мира являются многонациональными и мультикультурными. Потребность во взаимодействии между представителями различных национальностей, стран и культур привела к тому, что огромное число людей владеет двумя и более языками. О понятии двуязычия и о двуязычном образовании в России и в мире сегодня и пойдет речь.

По данным исследований, половина населения мира – билингвы, то есть люди, владеющие двумя языками. Учитывая темпы глобализации, языковой и культурный плюрализм в мире, в этом нет ничего удивительного. Билингвами могут быть жители любой страны, люди любых социальных и возрастных групп. Некоторые страны официально билингвальны или мультилингвальны (Канада, Бельгия, Швейцария и т. д.). В других странах официальным национальным языком может считаться только один, но значительное число жителей при этом являются билингвами. По данным масштабного опроса, проведенного в 2006 году Европейской комиссией, 56% жителей ЕС из 25 стран заявили, что владеют двумя языками.

Билингвизм классифицируют по нескольким категориям, в частности:

  • по уровню владения языками выделяют ограниченных, частичных и продвинутых билингвов;
  • по возрасту: ранние и поздние билингвы;
  • по последовательности овладения языками: одновременный и последовательный билингвизм.

Исследования в области билингвизма ведутся на протяжении десятилетий. Ученые искали как негативные аспекты билингвизма, так и его преимущества. Жан-Николя Бордло из Королевского военного колледжа Канады взял на себя труд обобщить данные исследований эффекта билингвизма на разных стадиях жизни человека.

Раннее детство. В XX веке ученые разделились на два лагеря: одни считали, что изучение второго языка на этапе раннего развития может помешать ребенку овладеть родным языком на том же уровне, что и детям-монолингвам. Психологи дали этому явлению название «теория ограниченной возможности». Согласно этой теории, изучение двух языков одновременно в раннем возрасте замедлит овладение как первым, так и вторым языком. Напротив, другие специалисты отвергали «теорию ограниченной возможности» и высказывали мнение, что дети-билингвы имеют когнитивное преимущество перед монолингвами. Однако исследование, проведенное в 2015 году, показало, что стадии языкового развития билингвов и монолингвов совпадают.

Для детей-монолингвов и билингвов процесс овладения языком похож, хотя некоторые специалисты выделяют билингвизм как особый случай языкового развития. Дети, которые растут в двуязычных семьях, обычно овладевают двумя языками одновременно. Хотя овладение каждым из двух языков может идти несколько медленнее, чем одним, монолингвы и билингвы проходят те же стадии языкового развития: первые слова произносят в возрасте примерно одного года, первые фразы – в два года.


Выделяют два ведущих паттерна билингвального языкового развития в возрасте до трех лет: одновременное двуязычие, когда ребенок учит два языка сразу, и последовательное двуязычие, когда ребенок использует свои знания и опыт первого языка (Я1), чтобы быстрее овладеть вторым (Я2). От первого языка может зависеть, как ребенок будет учить и использовать второй язык. Изучение Я2 идет намного легче, если Я1 и Я2 имеют сходства. 

В последнее время ученые склонны сходиться во мнении, что билингвизм на раннем этапе развития может быть преимуществом в одной области и недостатком в другой. Например, билингвы оказались гораздо эффективнее в решении лингвистических задач, при помощи которых измерялась металингвистическая осведомленность (способность различать значение и форму слова). В вербальной области преимущества, однако, за монолингвами. Также дети-билингвы могут испытывать проблемы с вниманием. На ранних стадиях исследований ученые предполагали, что две лингвистические системы уживаются в голове билингвов независимо друг от друга, однако позже пришли к выводу, что они дополняют друг друга и задействуются одновременно. Из-за этого билингвам бывает сложно сразу же определить, какой из двух языков использовать в той или иной ситуации. 

Исследования в области академической успеваемости показали, что в некоторых предметах билингвы успевают лучше монолингвов, например в математике и естественных науках.

Подростковый возраст. Психологи отмечают, что когнитивные преимущества, наблюдаемые в детстве, у подростков сглаживаются или исчезают совсем. Однако сохраняются значительные различия в работе мозга билингвов и монолингвов. В первую очередь это касается так называемых executive functions – управленческих или исполнительных функций. Они представляют собой совокупность ментальных процессов, необходимых для концентрации внимания, когда автоматическое, инстинктивное, интуитивное поведение становится невозможным. У билингвов отмечается повышенная нейроактивность во фронтальной доле мозга, за счет чего исполнительные функции развиваются раньше, чем у монолингвов. В частности, у билингвов лучше развито абстрактное мышление и навыки решения задач. Но, хотя в аспекте исполнительных функций билингвы имеют преимущество перед монолингвами, в других аспектах отмечается стагнация, например, в подростковом возрасте у билингвов уже нет преимущества в решении простых математических задач. Ученые связывают это с развитием когнитивных способностей монолингвов, в то время как способности билингвов уже сформировались и не претерпевают изменений. То есть преимущества билингвов в раннем детстве достигаются за счет раннего когнитивного развития, однако оно не является особым случаем когнитивного развития, что подтверждается данными многочисленных исследований.

Билингвизм у взрослых. Если говорить о поздних билингвах, то у них не отмечается каких-либо когнитивных преимуществ по сравнению с монолингвами. Однако любопытные данные дают исследования билингвизма у пожилых. По результатам одного из них, у монолингвов в более раннем возрасте наблюдаются симптомы деменции, хотя развитие деменции зависит не только от языка, но и от ряда других факторов (пол, профессия, образование). Таким образом, можно говорить о том, что определенные эффекты билингвизма можно наблюдать на протяжении всей жизни человека.

Теперь разберемся в понятии билингвального образования. Билингвальное образование – это использование двух языков в учебном процессе. Билингвальное образование может являться как государственной политикой, так и местной либо частной инициативой.

К билингвальному образованию не относят:

  • изучение иностранного языка в школе;
  • обучение английскому как второму языку, например, в школах США, даже когда применяется методика скрытого обучения (подход, при котором изучение языка идет параллельно с изучением содержания предмета);
  • программы полного погружения в Я2, когда обучающихся полностью погружают в языковую среду Я2 и не дают никаких инструкций на Я1. 

Билингвальное образование классифицируют по нескольким аспектам:

1. По философии. В этой категории друг другу противопоставляются пары понятий:

  • билингвы, сами выбравшие изучение Я2, и билингвы, вынужденно овладевшие Я2, поскольку Я1 широко не используется в обществе, где люди в данный момент проживают;
  • аддитивный билингвизм и субтрактивный билингвизм. Аддитивный билингвизм дает обучающимся дополнительные преимущества: социальные, когнитивные, образовательные. При субтрактивном билингвизме, напротив, человек сам рассматривает Я1 как помеху изучению Я2, либо общество считает сохранение Я1 проблемой. В обоих случаях Я1 входит в конфликт с Я2, на котором говорит большинство, и в конечном итоге Я1 вытесняется. В процессе вытеснения Я1 даже может рассматриваться как патология: как самим носителем Я1, так и обществом. Как пример субтрактивного билингвизма можно привести испаноговорящих обучающихся в США. Их билингвизм часто рассматривается негативно, поскольку «мешает» изучению английского, а нежелание отказаться от испанского многие считают провалом успешного интегрирования в американское общество.

Ученые наблюдают взаимосвязь между самостоятельным выбором овладения вторым языком и аддитивным билингвизмом, а также между вынужденным и субтрактивным билингвизмом.

2. По модели. Существует множество классификаций моделей билингвального образования, и практически каждая из них включает в себя три модели:

  • Переходная. Миноритарный язык (язык меньшинства – Я1) используется лишь на начальном этапе обучения, первые 1–2 года, только для облегчения скорейшего перехода к языку большинства (Я2). Такая модель направлена на полный отказ от Я1, то есть на переход от билингвизма к монолингвизму, и считается субтрактивной и слабой. Переходные билингвальные программы широко применялись для испаноговорящих граждан в США с 1970-х годов, и, хотя с 1990-х от них постепенно отошли, в некоторых штатах (например, в Техасе) они все еще применяются.
  • Поддерживающая (модель с сохранением Я1). Является противоположной переходной модели. Поддерживающая модель направлена не только на сохранение первого языка, но и на усиление у обучающегося чувства культурной и лингвистической идентичности. Такую модель считают аддитивной и сильной. Яркими представителями поддерживающей билингвальной модели являются примеры изучения валлийского языка в Британии, каталонского – в Испании, канадского французского – в Канаде. В поддерживающей модели преимущество отдается родному языку (Я1) – валлийскому, каталонскому, канадскому французскому. Обучение ведется преимущественно на Я1 либо на двух языках, но Я1 используется не менее 50% времени.
  • Обогащающая. В отличие от поддерживающей модели, обогащающая модель предполагает обучение большинства (например, англоговорящих в Канаде) через язык меньшинства (французский). Фокус обогащающей модели направлен не на то, чтобы отдельные обучающиеся овладели билингвальной грамотностью, а на то, чтобы миноритарный язык сохранялся в более крупном сообществе. Другими словами, обогащающая модель призвана развить языки меньшинств, распространить культурный плюрализм. 

Особняком стоит модель сохранения языкового наследия. Сюда входит возрождение коренных языков, например: обучение на языке маори на средней ступени в школах Новой Зеландии, обучение на языке индейцев навахо в некоторых школах США (например, в штате Аризона), обучение на языке кечуа в Боливии, Эквадоре и Перу. Модель сохранения языкового наследия рассматривают как аддитивную и сильную.

3. По программам. Программы являются более узкими определителями, нежели модели. В рамках какой-либо модели билингвального образования программы подразделяют на сильные и слабые. Но, помимо этого, существует еще одна классификация: односторонние и двусторонние программы.

Односторонние языковые программы подразумевают, что среди обучающихся преобладать будут те, кто владеет миноритарным языком (Я1), и обучение будет вестись преимущественно на этом языке (50–90% времени). Например, вначале соотношение использования Я1 и Я2 в обучении будет 90:10 в пользу Я1 и постепенно выровняется до 50:50.

Двусторонние программы, или двусторонняя языковая иммерсия. В таких программах количество обучающихся, владеющих Я1 и Я2, делится поровну, чтобы те, кто владеет Я1, могли поддерживать тех, кто владеет Я2, и наоборот. Таким образом обе группы обучающихся смогут овладеть вторым языком, при этом обучать будет не только учитель, но и сами школьники. В США такие программы популярны для обучения англо- и испаноговорящих детей. 

В России в 2018 году принята поправка в Закон «Об образовании в Российской Федерации», которая регламентировала изучение миноритарных языков. Закон устанавливает, что ФГОС дошкольного, начального общего и основного общего образования обеспечивают возможность образования на родных языках из числа языков народов России, изучения государственных языков республик РФ, родных языков из числа языков народов России, в том числе русского как родного. Закон направлен на то, чтобы у обучающихся и их родителей была возможность выбора родного языка, который ребенок будет изучать в школе, и родного языка в качестве языка обучения (если это позволяет система образования того или иного региона) перед поступлением в первый и пятый классы. В то же время дети во всех регионах России изучают русский как государственный язык. То есть можно говорить о том, что многие россияне являются билингвами, поскольку владеют и русским, и национальным языком.

Важно подчеркнуть следующее: в ряде регионов билингвальное образование является необходимостью для соблюдения конституционных прав граждан, и в таких случаях билингвальное обучение регулируется и поддерживается государством. Однако на сегодняшний день в России открыто немало частных центров и школ билингвального образования, не связанного с национальными языками, например русско-французские или русско-английские. Выбирая такую школу, важно помнить, что обучение как на русском, так и на иностранном языке должен вести не просто носитель языка, а квалифицированный педагог и школа должна предлагать качественную программу билингвального образования.

Если рассматривать другие страны, то, например, в Европейском союзе насчитывается 24 официальных языка и более 60 местных. Главная языковая цель ЕС – сделать так, чтобы каждый гражданин мог общаться на трех языках: национальном, любом другом языке ЕС и любом иностранном. На достижение этой цели направлена программа «1+2», которая уже продемонстрировала свой потенциал по результатам психолингвистических исследований. Однако в ряде стран большое внимание уделяется не только языкам ЕС и мира, но и миноритарному языку/языкам регионов внутри отдельной страны (Страна Басков в Испании, Уэльс в Великобритании, Южный Тироль в Италии).

Например, в Испании, в Стране Басков изучение миноритарного баскского языка поддерживается правительством, в том числе финансово. Знание баскского языка считается важнейшим преимуществом для жителей региона, и многие стремятся как можно лучше овладеть языком. В регионе действует три модели языкового образования:

  • Модель А. Испанский язык (Я1) является основным, обучение ведется на испанском, а баскский (Я2) преподается 4–5 часов в неделю. В результате обучающиеся владеют Я2 на элементарном уровне.
  • Модель B. Я1 и Я2 используются как языки обучения. Модель предназначена для детей, у которых первый язык – испанский и которые хотят хорошо овладеть баскским языком.
  • Модель D (самая востребованная в регионе). Я1 – баскский, испанский (Я2) преподается 4–5 часов в неделю. Однако по этой модели активно занимаются и те, у кого Я1 – испанский. В результате интенсивное использование баскского как языка обучения и испанского как доминирующего языка приводит к тому, что обучающиеся на высоком уровне владеют обоими языками.

Кэтлин Бержер, профессор в области развивающей психологии и автор массы признанных в мире публикаций, в частности, по теме иммиграции, утверждает, что, если есть необходимость в билингвальном образовании, идеальной программой будет являться та, которая поддерживает «сбалансированный билингвизм». Он подразумевает изучение двух языков в равной степени. В таком случае люди не выделяют для себя Я1 и Я2, а одинаково хорошо владеют обоими языками.

Технологии стирают границы между странами, и в современных реалиях билингвизм или мультилингвизм не являются показателем принадлежности к элите. Изучение второго языка – личный выбор каждого. Масса исследований, проведенных в области билингвизма и билингвального образования, дает солидную базу, от которой можно оттолкнуться, совершая свой выбор.